library_books текст

Рыночные отношения Андрея Запорожца

В преддверии концерта группы 5’nizza 24 марта и концерта SunSay 29 апреля, Влад Буйвол встретился с Андреем Запорожцем за чашечкой чая.

Импровизированная чайная церемония — примерно так я могу описать эти полтора часа. Киев залило первое весеннее солнце, город уже выходил из зимней спячки. Перед интервью я решил прогуляться по улице и переслушать сборник песен 5’nizza и SunSay, отобрав для него ранее не заслушанные песни.

Я настраивался встретить закрытого человека, с которым будет сложно найти сразу общий язык. На случай заминки я подготовил список вопросов, которые могли бы быть интересны читателям, но в первую очередь самому Андрею.

Как только мы встретились, опасения развеялись. Улыбка не только располагала к разговору по душам, но и заставила меня стереть доку с заранее подготовленными вопросами. Ниже — постулаты Андрея, записанные в ходе нашей беседы.

О SunSay и о 5’nizza

Для меня это абсолютно разные проекты. Разные состояния.  Очень разные, потому, что я человек чувствующий других людей.  Для меня важно окружение и взаимодействие. Поэтому, могу сказать, что это мощь, но по разному.

Группа SunSay — это нечто такое, что постоянно видоизменялось. В SunSay я нахожусь в процессе поиска самого себя, на протяжении вот уже 10 лет. Я постоянно взаимодействую с разными людьми и меняюсь.

5’nizza — это тоже групповая работа. С Сергеем Бабкиным мы тексты пишем вместе, а в SunSay все тексты пишу я. В музыкальном плане очень многие влияли, помогали мне в чем-то, делали все сообща, всегда это была синергия.  SunSay это очень много разных людей. В SunSay я реализуюсь больше чем в 5’nizza, так как основной посыл идет только от меня.

В дуете с Сергеем Бабкиным — все по другому. Он весьма целостный и очень целеустремленный в одном направлении человек, поэтому с ним, у нас тандем. Это союз разных стихий. Мы друг друга здорово дополняем и обогащаем. Поэтому наш процесс творчества во многом легче, проще и быстрее происходит.

Сергей удивительный человек. Он заполняет все мои слабые стороны. В нем есть достаточно уверенности в себе, он делает правильные, внятные, простые вещи. Я всегда все усложняю. У меня очень много деталей и мелочей а он наоборот полная противоположность мне. Вот как раз в симбиозе с Сергеем мне здорово. Потому что он отдает то, чего мне не хватает, и в итоге получается интересно. Совместная штука, не его, и не моя. Это нечто среднее между мной и им. Это и есть 5’nizza.

 

О доме и семье

Харьков больше всего похож на дом, хотя я не привязан к этому месту. Так выходит, что я туда возвращаюсь, и там есть несколько людей которые мне очень дороги: друзья, мама семья. Я думаю, что дом — это наверное то место, где ты можешь просто быть самим собой. Поэтому, я думаю, что ощущение дома может измениться, и это нормально.

К сожалению, так сложилось, что я мало провожу времени со своей семьей. И это меня постоянно угнетает. Это болезненная тема для меня и я понимаю, что слишком мало времени уделяю ребенку. Надеюсь, что однажды смогу эту ситуацию изменить. Детей надо воспитывать но это достаточно сложно в режиме скайпа, это не очень получается.  Детям не нужен наставник, а пример нужен. Этим примером должен быть человек, который рядом.

Моя дочь меня вдохновляет на творчество.  Я бы хотел, что бы мы с ней были ближе, чем я с отцом.

О творческом процессе

Я не могу быть профессионалом, который пишет на какие-то придуманные темы песни. Если меня что-то не цепляет, я не могу написать об этом песню, не смогу. Мне неинтересно это делать, не вижу смысл, а даже если бы мне предложили много денег за это, не стал бы за это браться. Это не творчество тогда, хотя может быть я не понимаю чего-то.

Раньше я писал более меланхоличные песни. Меланхолия — это от лени.  Сейчас у меня совсем другой период, и намного меньше меланхолии в моей музыке. Бывает, конечно, состояние созерцательной, теплой грусти, но сейчас у меня мало такого в жизни. Сейчас много экшена. Я сейчас не тяготею к меланхолии. Я отражаю то, где я живу, то что вижу вокруг. В песнях я отображаю реальность, в которой живу.

О современной музыке и насилии

Сейчас так много разной музыки. Каждый день что то новое появляется.  Я слежу за соул-сценой, фанком, этнической музыкой разных народов, но уследить за всем — невозможно. Я очень много интересного упускаю.

Но есть и другая, более жесткая музыкальная сцена.

Проблема в том, что люди стали очень толстокожими, их надо чем-то зацепить, если будут убивать детей, может их это тронет, они любят видео такие смотреть, для таких и создают жесткую музыку, которая собирает сотни миллионов просмотров на YouTube. Это сделано для скучных буржуазных, полуспящих людей которых разбудить можно только кувалдой по голове. На этом зарабатывают деньги люди, которые об этом поют, но понятия не имеют никакого. Человек который пришел с войны, вряд ли будет пропагандировать насилие, ну если он нормальный, конечно, человек, а не сошел с ума.

Поэтому это все, на этом можно быстро заработать популярность, но это мало чего значит и стоит.

Об отношении к наркотикам

Марвин Гэй — для меня чуть ли не олицетворяет лучшее что было в соул-музыке. Но его погубили наркотики и фатальные отношения с отцом. Я не употребляю наркотики, и не хочу иметь к ним никакого отношения. В моем окружении есть люди, которые употребляют. Но когда они приходят ко мне в гости, они знают, что могут рассчитывать на вкусный чай.

О музыкальном бизнесе

Люди ходят на такую чушь, вообще мне просто непонятно. Хотя нет, понятно. Если выключить музыку, просто понаблюдать — механизмы работают.

Есть проекты, которые продуманы. В них вложены большие средства и работают они, только потому, что все до мелочей продумано, но о них так же быстро забывают. Люди по-настоящему не любят то, что сделано искусственно. Не от души. Это может сработать, принести деньги – но это не мой путь. Я верю в то, что невозможно людей заставить что то полюбить по-настоящему. Можно удивить, подать какое-то шоу, растанцевать, но полюбить люди могут только то, в чем есть любовь. Но есть формула, а по формуле, можно все просчитывать и достигать стандартного успеха – но это не true.

Это рынок. Да, это слово «рынок», это чудовищное слово. Рынок — это базар, где просто башляют, продают. Шоу-бизнес — это рынок, там, где просто торгуют мясом.  Если мясо по-симпатичнее выглядит — его лучше берут, но при этом можно использовать шоу-бизнес и сделать что-то другое, но это мало кому удается. Бывают редкие примеры, очень успешные, артисты которые не перестают быть честными с собой. Но их очень мало, на Западе их тоже очень мало, их везде мало.

Ключевые фигуры всегда все делали от души. Люди, которых помнят, которые остаются с нами. Каким бы циничным не был мир, все-таки настоящее сильно отличается от ненастоящего, если посмотреть внимательно в корни.

5’nizza
insert_invitation 10 июня 2017, Суббота
access_time 20:00
local_activity550-850 грн
album рок
купить билеты
Влад Буйвол
Влад Буйвол

You never know, you never know.